Сандро Боттичелли

Февраль 13, 2020

Сандро Боттичелли

Пожалуй, с именем Боттичелли знакомы даже те, кто не интересуется искусством. Его "Весна" стала поп-артом, смотрящим на нас из сувенирных лавок каждого музея мира, с блокнотов, брелоков, сумок и футболок. По масштабам популярности сравнить его можно пожалуй только с Джокондой да Винчи.
 

Алессандро Фелипепи родился 1 марта 1445 года во Флоренции, в Борго Оньисанти. Этот район находится недалеко от вокзала Санта Мария Новелла. Если идти от станции в сторону реки Арно, то налево будут Уффици, а направо этот район с одноименной церковью, в которой кстати Боттичелли и похоронен. Сегодня неподалеку есть Галерея Уффици, но во времена нашего героя это был голодный небогатый район, в котором жили ремесленики. Даже улицы там были с говорящими названиями, например Боттичелли родился на улице Via della Porcellana- улица керамики. Отец художника был кожевником, в этой зоне также находилось много мясных лавок, так что ароматы в Борго Оньисанти стояли еще те...

Район Оньисанти на карте Флоренции. Автопортрет Сандро Боттичелли на картине 1475-го года "Поклонение волхвов"

 

Боттичелли был младшим из четырех сыновей, главным разочарованием своего отца. С детства он отличался плохим здоровьем, был хилым, ранимым мальчиком. Надежд на него никто не возлагал, другие дети над ним издевались. Именно это настроение, свойственной ему меланхолии он впоследствии пронесет через все свое творчество. 

 

Алессандро Фелипепи мы знаем под творческим именем Сандро Боттичелли, как он его получил?

Один из братьев Алессандро работал с золотом, что по-итальянски звучит как "баттилоро". Еще одна версия говорит, что брат был очень упитанным и любил выпить, поэтому его называли "бочонок", то есть "боттичелла". Так или иначе, но прозвище старшего брата перешло и на младшего, а имя сократилось до Сандро.

 

В те времена молодых людей было принято отдавать в мастерские, по-итальянски "боттеги", где они овладевали профессией. Из художественных мастерских главными считались Боттега Веррокьо, и Боттега Полайоло, но заметим что нашего героя отдают не в одну из них, а на учебу к Филиппо Липпи... Безусловному гению Ренессанса, но далеко не в самую топовую школу, что подчеркивает простое происхождение Боттичелли, и тот факт, что во Флоренции куатроченто талантливых мастеров было очень, очень много.

ФИЛИППО ЛИППИ

Учитель Боттичелли, Филиппо Липпи, был тот еще персонаж! Будучи совсем молодым человеком он поступил в монашеский орден кармелитов, но довольно скоро стало очевидно, что жизнь при монастыре не для него, его влекли приключения. Когда ему не было и двадцати лет, произошла и вовсе удивительная история. Во время прогулки на лодке его и друзей похитили пираты. Их пленила мавританская галера и продала в рабство на рынке в Барберии. На помощь юноше пришел случай: однажды ему попался под руки небольшой уголек, которым он на скорую руку нарисовал шарж на своего хозяина, а тот увидев карикатуру не только не обиделся, но и заказал у Филиппо Липпи свою картину, освободив его от тяжелой физической работы. Дальше словно в сказке, став звездою при африканском дворе, он был отпущен на родную итальянскую землю. Вернувшись же в родную Флоренцию он прославился уже тем, что не мог упустить ни единой юбки.

По описанию художника Джорджо Вазари, Филиппо Липпи был настолько похотлив, что даже во время работы не мог сосредоточиться, пританцовывал, одолеваемый фантазиями. Когда Липпи работал на Козимо Медичи, тот запер его, чтобы художник не отвлекался. Не выдержав и нескольких дней Липпи собрал все простыни в доме, и связав их бежал через окно утолять животные позывы... В жены себе Филиппо Липпи выкрал из монастыря молодую монашку, брак с которой подарил им сына, еще одного талантливейшего художника Возрождения- Филиппино Липпи.

 

Дурная слава о похотливости художника шла впереди него, из-за этого многие работать с ним не хотели. К Сандро Боттичелли даже поступали просьбы о том, чтобы выполнить картины в стиле Липпи, при этом заказчик избегал возможности быть замеченным в связи с художником с плохой репутацией и немного экономил, так как имя Боттичелли еще не было так широко известно.

 

На ранних работах Боттичелли особенно заметно влияние его учителя Филиппо Липпи, но впоследствии у него развивается свой узнаваемый почерк.

 

В этом же случае, в Мадонне справа мы видим практически копирование руки мастера. Меняется положение рук: у одной Мадонны они сложены в молитве, другая ими держит дитя. Изменяется фон: у Липпи это натуральная панорама, в то время как Боттичелли предпочитает архитектурную арку.


После того как Филиппо Липпи умирает, Боттичелли также работает и в Боттеге Веррокьо, где знакомится с Леонардо да Винчи. Между ними было и легкое соперничество и товарищество, некоторое время они даже вместе держали во Флоренции таверну "Три лягушки". Меню заведения было оформлено зарисовками Боттичелли и каллиграфией Леонардо. Во истину, талантливый человек талантлив во всем!

Слева: "Мадонна с младенцем и двумя ангелами" Филиппо Липпи, ок. 1465 Справа: работа Боттичелли 1465-1467 годов

МЕДИЧИ

Боттичелли был очень талантлив, но решающую роль в его судьбе сыграл даже не талант, а протекторы- семейство Медичи.

Сам по себе Боттичелли был слишком застенчивым, но Медичи такой человек как раз таки пригодился ко двору. Выдающиеся семейство, крестные отцы Ренессанса, просвещенные деньги... но отношение к Медичи во Флоренции было далеко неоднозначное, многие горожане были настроены к ним озлобленно, поэтому семье нужен был человек, который бы прославлял их образ через произведения искусства. Таким придворным художником стал Сандро Боттичелли. 


Представьте, какую любовь, какую благодарность должен был испытывать к ним художник. Хилый мальчик, которого с детства все шпыняли неожиданно оказался желанным гостем во дворце самой главной семьи Флоренции! Боттичелли увековечил Медичи в истории, в 1475 году написав картину "Поклонение Волхвов". Дары волхвов в данном случае это главный дар семейства Медичи- дар культуры.


На картине в ногах у Марии мы видим Козимо Старшего, которому Медичи обязаны основой своего богатства. Посередине в красном- Пьеро, отец Лоренцо, справа- сам Лоренцо Великолепный. В левой же части Джулиано, к которому на плечо прилег отдохнуть поэт Анжело Полициано, и философ Пико делла Мирандола (это фигура в шляпе).

 

Последний, кстати, написал негласный манифест Эпохи Возрождения "Речь о достоинстве человека" 1486-го года. Главной идеей Пико является абсолютная вера в возможности человека. Если в Средние века думали только о душе и старались уйти от какой- либо телесности, то в Возрождение признают, что разница между душою и телом конечно есть, но это вовсе не означает, что телу нужно страдать за его греховность. Даже наоборот- мир создан для человека, и чтобы исполнить свою роль в божественном замысле, человек просто обязан наслаждаться!


Так как Ренессанс стал и прорывом в поэзии, прославились и эти веселые, незамысловатые стихи Лоренцо Медичи, как нельзя лучше характеризующие обстановку тех дней:


Юность, юность, ты чудесна,
Хоть проходишь быстро пусть
Счастья хочешь- счастлив будь
Нынче, завтра- неизвестно


Как раз наслаждаясь жизнью на одном из праздников Медичи Боттичелли и встретил свою музу, свой идеал красоты- Симонетту Веспуччи.

«Поклонения волхвов», 1475-1476, Уффици, Флоренция
Неизвестный юноша (предположительно Пико делла Мирандола) с монетой Козимо Медичи, 1474-1475, Уффици, Флоренция

LORENZO IL MAGNIFICO


Quant'è bella giovinezza,
che si fugge tuttavia!
chi vuol esser lieto, sia:
di doman non c'è certezza.
Quest'è Bacco ed Arianna,
belli, e l'un de l'altro ardenti:
perché 'l tempo fugge e inganna,
sempre insieme stan contenti.
Queste ninfe ed altre genti
sono allegre tuttavia.
Chi vuol esser lieto, sia:
di doman non c'è certezza.
Questi lieti satiretti,
delle ninfe innamorati,
per caverne e per boschetti
han lor posto cento agguati;
or da Bacco riscaldati
ballon, salton tuttavia.
Chi vuol esser lieto, sia
di doman non c'è certezza.
Queste ninfe hanno anco caro
da lor essere ingannate:
non può fare a Amor riparo,
se non gente rozze e ingrate:
ora insieme mescolate
suonon salton tuttavia.
Chi vuol esser lieto, sia:
di doman non c'è certezza.

СИМОНЕТТА ВЕСПУЧЧИ

Мы знаем ее под этим именем, но до замужества девушку звали Симонетта Каттанео. Она была не только хороша собой, но и происходила из очень состоятельного рода Генуи. Благосклонности юной леди добивались все мужчины Флоренции, и оба брата Медичи тоже были к ней неравнодушны. Любят преподносить и легенду о том, что Боттичелли безответно сходил по Симонетте с ума, словно Данте по Беатриче. На самом же деле Симонетта стала для Боттичелли безусловной музой, идеалом красоты, но вряд ли бы художник позволил себе влюбится в нее, при всем том безграничном уважении, которое он питал к Лоренцо и Джулиано.


Какой бы сильной не была симпатия братьев Медичи к Симонетте, браки заключались не по любви, а по договоренности. И тут у Медичи была своя стратегия. Они не могли не осознавать шаткости своего положения и искали поддержки на соседних от Флоренции территориях, чтобы защититься от потенциальных нападений. Для укрепления положения Лоренцо Великолепному подыскали невесту из благороднейшего римского аристократического рода Орсини. Невесту с приданным и возможностью военной поддержки. Выгодно пристроили и Джулиано и Симонетту.

Симонетта Веспуччи, 1475, Берлинская картинная галерея

По одной из версий свадьба девушки отображена на картине "Венера и Марс", сегодня находящаяся в Национальной Галерее Лондона.

 

Одним из достоинств Боттичелли как художника является то, что он начал активно обращаться к античности и мифологическим сюжетам. Не секрет, что Венера была одной из самых любвеобильных богинь и крутила романы со всем Олимпом. Традиционно мы видим ее обнаженной, готовой к соблазнению, но на картине Боттичелли она предстает перед нами робкой невестой, наблюдающей за спящим после близости возлюбленным. Динамику этой картине задают шаловливые сатиры, которые играют с атрибутами бога войны, а один из них даже трубит ему в ухо, пытаясь разбудить. Венера в данном случае является любовью, обезоруживающей войну, восстанавливающей мир. В образе этом конечно же изображена Симонетта.


Симонетта рано уходит из жизни. Она скончалась от чахотки 26 апреля 1476 года в возрасте 23 лет. Удивительно, что Джулиано Медичи умрет в тот же самый день, только спустя 2 года.

Венера и Марс, 1483, Лондонская национальная галерея

Во Флоренции всегда существовало противостояние нескольких могущественных семейств, одним из них были Пацци, как и Медичи семья банкиров. Так как Лоренцо Великолепный для усиления своего положения на всех должностях закреплял своих людей, Пацци оказались выкинутыми из игры и их это не устраивало.


Пацци решили устроить расправу над Медичи в день Святой Пасхи, 26 апреля 1478 года, когда весь народ собрался на службе в главном соборе города. Эти печальные события в истории Флоренциии называют Заговором Пацци (Congiura Dei Pazzi), апрельской кровью. Во время мессы был дан сигнал к нападению, Джулиано нанесли 19 ножевых ранений, и так как у него была больна нога он не смог бежать и скончался на месте. Убить необходимо было обоих братьев, но Лоренцо Великолепный спасся, и для Пацци это стало отвратительным исходом, так как их ждала страшная вендетта.


Боттичелли написал посмертный портрет Джулиано. На нем мы видим за спиной приоткрытое окно, которое намекает на то, что Джулиано покинул этот мир. Задумчивый взгляд опущенный вниз, и в левом углу сидящая на сухой веточке птичка-горлица. Птица, которая даже после смерти возлюбленного не перестает его оплакивать. У Боттичелли получился прекрасный, практически метафизический портрет, возможно один из его лучших.


Эпоха Возрождения отмечена расцветом жанра портрета, именно в XV веке он меняет свою форму, и от античных профильных монет делает шаг в сторону "фотографии", стремясь передать характер, род занятий, душу человека. У Боттичелли было множество талантов, но выдающимся портретистом он не был. С его картин на нас смотрят своего рода лица-маски, изысканные, идеальные, но отстраненные. Само собою напрашивается сравнение с моделями из глянца. Если бы Боттичелли жил сегодня, то писал бы картины для Vogue, и модели бы его были одеты сплошь в Валентино. Собственно и в те времена он практически был личным куратором визуальной "упаковки" Медичи и создавал витрину благосостояния их семьи.

Портрет Джулиано Медичи, ок.1478, Национальная галерея, Вашингтон
Возвращение Юдифи, 1477-1478, Уффици, Флоренция

Симонетта Веспуччи рано ушла из жизни, но навсегда осталась с нами на картинах Сандро Боттичелли, и куда бы мы не отправились, в Сикстинскую капеллу в Риме, в Уффици во Флоренции, в Лувр в Париже- везде встретим ее.
 

Венера и три грации приносят дары молодой девушке, 1486-1490, Лувр

ФРЕСКИ в ЛУВРЕ

Сам Боттичелли в Париже разумеется никогда не бывал. Эти фрески были обнаружены в 1873 году на вилле Лемми, недалеко от Флоренции. Вероятно, Боттичелли написал их для свадьбы представителей семейств Торнабуони и Альбицци примерно в 1484 – 1490 годах. Позже фрески были забелены, а вилла перешла к новым хозяевам- семье Лемми. Работы художника обнаружили во время ремонта в 1873 году. Приглашенный специалист сразу распознал во фресках Боттичелли и предложил их выкупить. Однако снял он их неудачно и часть росписей пострадала. Только через одиннадцать лет Бирнари продал фрески Лувру, где они находятся по сей день.

Лоренцо Торнабуони перед аллегорическими фигурами семи свободных искусств, ок. 1484, Лувр

СИКСТИНСКАЯ КАПЕЛЛА

В 1480 году лучшие художники Флоренции приглашаются в Рим к Папе Римскому Сиксту 4 расписать Сикстинскую капеллу фресками, посвященными истории Христа и Моисея. В звездной команде Доменико Гирландайо, Козимо Рассели, Пьетро Перуджино, Сандро Боттичелли и другие. Перед группой художников стояла задача работать в едином стиле письма, но работы Боттичелли глаз все равно находит без труда. Его кисте принадлежат 3 фрески и несколько фигур Римских Пап под потолком. 


Спустя два года Сандро приходится в спешке вернуться во Флоренцию из-за смерти отца.

Призвание и испытания Моисея, 1480-1482, Сикстинская капелла, музеи Ватикана
Наказание Корея, 1480-1482, Сикстинская капелла, музеи Ватикана

В этот период во Флоренции создаются две самые узнаваемые работы художника: "Весна" и "Рождение Венеры". До сих пор эти картины оставляют перед историками ряд загадок, начиная хотя бы с того, что крайне неточны и непонятны даты их написания. Известно, что огромные картины предназначались для дворца Palazzo Medici Riccardi по улице Via Larga. Необычна их техника: льняной холст, затем гвоздями закрепленный на станке. Это демонстрирует нам, как меняется мода, в сторону более мобильного искусства, которое уже не просто задумывалось для какого-то конкретного места, но могло бы при возможности и с легкостью транспортироваться, если скажем в одном из других дворцов намечалось важное мероприятие, визит высокопоставленного лица.

Рождение Венеры, ок.1485-1486, Уффици, Флоренция

РОЖДЕНИЕ ВЕНЕРЫ

Одной из ключевых точек эпохи Возрождения была перспектива, но это как раз таки не было сильной стороной Боттичелли, порой перспективу он просто игнорировал. Зато в "Рождении Венеры" заметны другие его достоинства: умение передать невероятную свето-воздушную атмосферу наслоением краски. Яркий насыщенный колорит, чистые изящные линии. Узнаваемые, несколько удлиненные овалы лица с заостренными подбородками, широко расставленные глаза, утонченность линий, невероятные драпировки тканей.

 

Композиционно картина разделена на три части: Ветер Зефир, переплетенный телами то ли с богиней бриза Аврой, то ли с богиней цветов Флорой. Венера, словно жемчужина появляющаяся из раковины, и встречающая их на берегу, предположительно Весна. 

 

Зефир был мужским олицетворением ветра, а вот женской его аллегорией являлась Авра, невинная богиня бриза (в переводе с греческого- ветерок). 


В центре композиции перед нами прекрасная Венера-Анадиомена, рожденная из пены морской. Поза, в которой находится Венера заимствована из классической античной скульптурной модели "Афродита Пудика", в которой богиня вышедшая из воды стыдливо прикрывается руками. В коллекции скульптур Медичи как раз была такая статуя. Совершенно обнаженное женское тело, при этом лишенное какой-либо вульгарности. Обратите внимание и на мягкость позы, пальцы ее не напряжены, а расслабленны, как будто она ласкает себя, тем самым заигрывает с наблюдателем. Девушка стоит в раковине- символе женского начала, фертильности, женского лона, а гонит эту раковину к берегу по воде бог ветра Зефир.


В правой части мы видим аллегорию Весны. Тема весны в этих двух картинах все время повторяется и возвращает нас к мыслям о Симонетте и Джулиано, которых не стало весною, в апреле. На шее у Весны ожерелье из лавра (по-итальянски lauro), это отсылка к Лоренцо. За спиной- апельсиновое дерево. Апельсины- символ Медичи, вспомнить хотя бы их герб с шарами, которые многие трактуют именно так.
Цветовой ряд картины подчеркивает легкость композиции, фигуры не касаются земли, а парят в воздухе. "Рождение Весны"- настоящий манифест любви и красоты гигантских размеров, 170 х 300 см.
 

Римская Афродита Пудика, Капитолийские музеи (римская копия греческого оригинала 2 века до нашей эры)
Весна, ок.1477-1482, Уффици, Флоренция

ВЕСНА

Тема весны в полной мере раскрывается в еще одном легендарном полотне.
Символом Флоренции всегда были цветы, раскрывающийся ирис на гербе, само название города, которое переводится как "цветущая"... Весна Боттичелли- это ода цветов!

 

Кто-то считает, что картина была написана Боттичелли по случаю бракосочетания одного из членов семейства Медичи, Лоренцо Пополано, и его возлюбленной Семирамиде Аппиано (предположительно в центре именно она). Кто видит нескончаемые отсылки к любовной истории Симонетты и Джулиано. Ясно одно, это картина праздник, на котором богиня Флора осыпает всех лепестками из подола своего роскошного платья. 

 

Каждая из сюжетных линий картины обладает в равной степени и своей собственной композиционной ролью и служит связкой между группами для раскрытия общего сюжета. У картины очень четкий ритм, который задают мужские фигуры, перемещая взгляд зрителя справа налево. 


Справа мы видим уже знакомого нам ветра Зефира, овлядевающего нимфой Хлоридой. Изо рта нимфы уже показывается гирлянда из цветов и перевоплощение в богиню Флору неизбежно. Считалось также, что от одного прикосновения богини Флоры, все вокруг стремительно плодородило, так что неудивительно, что все женские персонажи на картине изображены в "интересном" положении.

 

В центре, под своеобразной аркой из листьев мы видим Весну. По иным интерпретациям ее также иногда принимают и за Юнону и за Венеру, но для Венеры она уж точно выглядит слишком целомудренной и одетой... Над головой у аллегории Весны мы вновь встречаем символ Медичи- апельсиновое дерево, хотя тут присутствует легкий диссонанс, так как апельсины зимний, а не весенний плод. Ослепленный Купидон над головою у Весны выпускает стрелу любви, как будто бы в одну из танцующих граций. Лицо же этой девушки повернуто в сторону Меркурия. 


Меркурий (Гермес)-  многофункциональный бог, который считался покровителем торговли, воров, путешественников. На Олимпе он был на подхвате и выполнял множество задач. Одной из обязанности бога Меркурия было сопровождение душ в подземное царство. Предполагается, что в образе Меркурия, в красном слева, изображен Джулиано. Симонетта же это одна из трёх граций, единственная на картине, кто способна его увидеть, так как сама уже тоже отправилась в загробный мир...


Таким образом ветер Зефир справа открывает для нас композицию, а Меркурий-Джулиано закрывает ее. Положение рук на картине тоже словно бы задает волну и направляет глаз.


Эта картина- один из самых подробных гербариев в истории искусства. По результатам исследования 1984-го года в "Весне" было опознано 500 разновидностей цветов. Вероятно, для создания картины Боттичелли провел много времени в загородной резиденции семейства Медичи, на Вилле ди Кастелло, изучая растения.

 

 

 

 

 

Вдохновением для сюжета "Весны" послужила поэма Овидия "Фасты", традиционный для Ренессанса реверанс античности.

 


«Флорой зовусь, а была я Хлоридой…
Как-то весной на глаза я Зефиру попалась; ушла я,
Он полетел за мной: был он сильнее меня…
Все же насилье Зефир оправдал, меня сделав супругой,
И на свой брачный союз я никогда не ропщу.
Вечной я нежусь весной, весна — это лучшее время:
В зелени все дерева, вся зеленеет земля.
Сад плодовитый цветет на полях, мне в приданое данных…
Сад мой украсил супруг прекрасным цветочным убором,
Так мне сказав: «Навсегда будь ты богиней цветов!»
Но перечесть все цвета на цветах, рассеянных всюду,
Я никогда не могла: нет и числа их числу…
Следом Хариты идут, венки и гирлянды сплетая,
Чтобы в небесные ввить кудри и косы свои

Паллада и Кентавр

Для тех же залов, для которых были задуманы "Венера" и "Весна", предназначалась и еще одна картина- "Паллада и Кентавр".

 

Мы вновь видим меланхоличную златовласую женщину. Она вооружена тяжёлой алебардой и тянет за гриву кентавра, покорно на неё взирающего.

 

На голове у девушки венок из оливы и эти же ветки описывают и верхнюю часть ее платья, создавая удивительный корсет из листьев. Тончайшим образом прописана и вуаль платья.

 

Философский посыл полотна является своего рода манифестом флорентийского гуманизма куатроченто: хрупкость, красота и грациозность укрощают грубую силу.
 

Паллада и Кентавр, 1482, Уффици, Флоренция
Мадонна Маньификат, 1481, Уффици, Флоренция

Мадонна Маньификат

Еще одна картина, на которой нельзя не поразиться изящностью женского образа, наслаиванию вуалей, сплетению рук и тому, как одна фигура перетекает в другую. "Мадонна с младенцем и пятью ангелами" из галереи Уффици. В данном случаи перед нами тондо- излюбленная для Ренессанса круглая форма, работать с которой было значительно сложнее. Интересен тот момент, что благодаря анализу ультрафиолетовыми лучами стало известно, что корону приписали к картине позднее, уже под самый конец, поверх архитектурной рамки, так как видимо заказчик изменил первоначальную идею. Мы видим как ангелы коронуют Богородицу, которая одной рукою делает запись в книгу (Евангелие от Луки, глава 6, стих 46), а другой рукой держит малыша Иисуса. У него в кулачке зажат гранат - символ бессмертия, которое он принесет человечеству.

Поклонения волхвов, 1500, Уффици, Флоренция

САВОНАРОЛА

Расцвет искусства Ренессанса приходился во Флоренции не всем по душе. Морализатор монах Савонарола считал это обнаженное творчество неприемлемым, полным разврата и похоти. Единственная форма искусства, которая его устраивала это религиозные сюжеты, но никак не Рождение Венеры из раковины. Полный навящевых идей Савонарола обратил свой грев на покровителя художников- Лоренцо Великолепного. В то время, как число почитателей идей монаха росло, положение Лоренцо Медичи становилось все слабее. В 1492 году он серьезно заболел, а вместо того, чтобы простить и отпустить грехи страдающему Лоренцо, Савонарола его проклял. Умирает в 43 года (в апреле месяце!).
Савонарола призывал флорентийцев покоятся, чтобы не сгореть в адском пламени. Монах организовывал огромные костры для сожжения книг, картин, одежды, всех элементов гедонизма и роскоши, которые были характерны для двора Медичи. Благодаря пламенным речам монаха количество его последователей растет, а настроение в головах меняется. Один из братьев Боттичелли, Симоне тоже становится его последователем.
Смерть близкого товарища, падение Медичи, призывы к аскетизму со стороны Савонаролы вызывают у ранимого, подверженного влиянию Боттичелли кризис мировоззрения.
Он поддался речам Савонаролы, стал писать картины лишь на религиозные сюжеты, а несколько своих картин даже отправил в костер. Больше прежним художник не будет. 
Все сильнее и сильнее он закрывается в себе, на последних работах стиль художника узнать невозможно. В них чувствуется трагизм и надломленность.

Клевета, 1494, Уффици, Флоренция

КЛЕВЕТА

Пессимистические настроения хорошо читаются на картине 1495 года "Клевета". Сюжет берет начало из трактата древнегреческого писателя Лукиана. Справа перед нами царь Мидас как аллегория Глупости, изображенный с огромными ослиными ушами. Его окружают две другие аллегорические фигуры- Подозрение и Невежество, нашептывающие что-то с двух сторон.

 

В центре картины мы видим Невинность, которую тянут за волосы Клевета, в сопровождении своих вечных спутниц Коварства и Лжи. В правой же части аллегория Истины, в уже известной нам позе, своей наготой олицетворяющая чистоту. Неприятная фигура под плащом это то ли Раскаяние, то ли Зависть.

 

Пусть на первый взгляд поза Истины и похожа на картину Боттичелли 80-х годов, но по сравнению с той Венерой она сухая, обезжизненная, увядающая, как и сам художник.

Эдвард Коли Бёрн-Джонс "Сад Гесперид", 1873, Гамбургский Кунстхалле

В последние годы жизни о Боттичелли было практически ничего не известно, и если бы не поддержка со стороны прежних товарищей, то он мог бы совсем умереть с голоду в забытье. Сандро Боттичелли не стало в мае 1510 года. Он был похоронен в родном районе Оньисанти, в одноименной церкве Всех Святых. По стечению обстоятельств именно там, за 34 года до этого была похоронена и Симонетта Веспуччи. Семейная капелла Веспуччи украшена фреской работы Сандро Боттичелли.


На манеж Ренессанса вышли другие звезды. Во Флоренции это был Филиппино Липпи, в Риме Рафаэль. Сандро Боттичелли был забыт. В XIX веке творчество Боттичелли послужило вдохновением для общества английских художников прерафаэлитов. В наше же время его творчество и вовсе растащили на цитаты и сделали популярным искусством.